Ст 14 закона об осаго судебная практика

Информация по теме в статье: "Ст 14 закона об осаго судебная практика". Проверить актуальность информации на 2020 год можно связавшись с нашими дежурными специалистами.

Ст 14 закона об осаго судебная практика

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Статья 14 закона об ОСАГО. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

    Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (закон об ОСАГО) в действующей редакции:

    Статья 14 закона об ОСАГО. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

    1. К страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения, если:

    а) вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего;

    б) вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) либо указанное лицо не выполнило требование уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения или оно не выполнило требование Правил дорожного движения Российской Федерации о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен;

    в) указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред;

    д) указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями);

    е) страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования);

    ж) утратил силу. — Федеральный закон от 01.05.2019 N 88-ФЗ;

    з) до истечения 15 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня дорожно-транспортного происшествия указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции приступило к ремонту или утилизации транспортного средства, при использовании которого им был причинен вред, и (или) не представило по требованию страховщика данное транспортное средство для проведения осмотра и (или) независимой технической экспертизы;

    и) на момент наступления страхового случая истек срок действия диагностической карты, содержащей сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, легкового такси, автобуса или грузового автомобиля, предназначенного и оборудованного для перевозок пассажиров, с числом мест для сидения более чем восемь (кроме места для водителя), специализированного транспортного средства, предназначенного и оборудованного для перевозок опасных грузов.

    к) владелец транспортного средства при заключении договора обязательного страхования предоставил страховщику недостоверные сведения, что привело к необоснованному уменьшению размера страховой премии;

    л) вред был причинен указанным лицом при использовании транспортного средства с прицепом при условии, что в договоре обязательного страхования отсутствует информация о возможности управления транспортным средством с прицепом, за исключением принадлежащих гражданам прицепов к легковым автомобилям.

    2. Страховщик имеет право предъявить регрессное требование в размере осуществленного страхового возмещения к оператору технического осмотра, выдавшему диагностическую карту, содержащую сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, если страховой случай наступил вследствие неисправности транспортного средства и такая неисправность выявлена или могла быть выявлена в момент проведения технического осмотра этим оператором технического осмотра, но сведения о ней не были внесены в диагностическую карту.

    3. Страховщик вправе требовать от лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, возмещения расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая.

    4. Положения настоящей статьи распространяются на случаи возмещения вреда, причиненного имуществу потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия, страховщиком, застраховавшим его гражданскую ответственность, с учетом особенностей, установленных статьей 14.1 настоящего Федерального закона.

    5. Регрессное требование о возмещении вреда, причиненного транспортному средству, не может быть предъявлено к пешеходу в случае причинения вреда его здоровью либо к его родственникам или наследникам в случае его смерти в результате дорожно-транспортного происшествия с участием этого транспортного средства.

    6. К профессиональному объединению страховщиков, осуществившему компенсационную выплату лицам, указанным в пункте 2.1 статьи 18 настоящего Федерального закона, переходит право требования потерпевшего к лицам, указанным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, в размере осуществленной компенсационной выплаты.

    Вернуться к оглавлению документа: Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об ОСАГО» в действующей редакции

    Комментарии к статье 14 закона Об ОСАГО, судебная практика применения

    Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ 2017:

    В п. 9, 44, 45, 72, 76 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 г. N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» содержатся следующие разъяснения:

    Право регрессного требования страховщика в случае сообщения страхователем недостоверных сведений при заключении договора ОСАГО.

    Сообщение страхователем при заключении договора обязательного страхования в виде электронного документа недостоверных сведений, которое привело к необоснованному уменьшению размера страховой премии, не является основанием для признания такого договора незаключенным или для освобождения страховщика от страхового возмещения при наступлении страхового случая.

    Из системного толкования положений абзаца шестого пункта 7.2 статьи 15 и подпункта «к» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО следует, что при наступлении страхового случая страховщик имеет право предъявить регрессное требование в размере произведенной страховой выплаты к страхователю, предоставившему недостоверные сведения, а также взыскать с него в установленном порядке денежные средства в размере суммы, неосновательно сбереженной в результате предоставления недостоверных сведений, вне зависимости от наступления страхового случая.

    Вместе с тем, если до наступления страхового случая со страхователя взысканы денежные средства в размере суммы, неосновательно сбереженной в результате предоставления им недостоверных сведений, у страховщика при наступлении страхового случая не возникает право предъявить регрессное требование в размере произведенной страховой выплаты, поскольку страховая премия уплачена страхователем в полном объеме.

    Отсутствие в полисе ОСАГО отметки о прицепе — не основание для отказа в страховой выплате, однако страховщик имеет право регресса к причинителю вреда

    Обязанность по страхованию гражданской ответственности не распространяется на принадлежащие гражданам прицепы к легковым автомобилям (подпункт «д» пункта 3 статьи 4 Закона об ОСАГО). При этом обязанность по страхованию гражданской ответственности юридических лиц и граждан — владельцев прицепов к грузовому транспорту с 1 сентября 2014 года исполняется посредством заключения договора обязательного страхования, предусматривающего возможность управления транспортным средством с прицепом к нему, информация о чем вносится в страховой полис обязательного страхования (пункт 7 статьи 4 Закона об ОСАГО).

    [2]

    С 1 октября 2014 года, т.е. со дня введения утвержденных Банком России предельных размеров базовых ставок страховых тарифов и коэффициентов страховых тарифов, требований к структуре страховых тарифов, а также порядка их применения страховщиками при определении страховой премии по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, вред, возникший в результате дорожно-транспортного происшествия при совместной эксплуатации тягача и прицепа в составе автопоезда, считается причиненным посредством одного транспортного средства (тягача), в связи с чем предельная страховая выплата не может превышать страховую сумму по одному договору страхования, в том числе и в случае, если собственниками тягача и прицепа являются разные лица.

    Читайте так же:  Российский загранпаспорт нового образца

    Следует принимать во внимание, что отсутствие в полисе обязательного страхования отметки об эксплуатации транспортного средства с прицепом, как того требует пункт 7 статьи 4 Закона об ОСАГО, не может служить основанием для отказа страховой организации в осуществлении страховой выплаты. Вместе с тем применительно к подпункту «в» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО страховщик в указанном случае имеет право регресса к страхователю — причинителю вреда.

    Страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения если лицо не имело права на управление ТС или лицо не включено в договор ОСАГО

    По договору обязательного страхования застрахованным является риск наступления гражданской ответственности при эксплуатации конкретного транспортного средства, поэтому при наступлении страхового случая вследствие действий страхователя или иного лица, использующего транспортное средство, страховщик от выплаты страхового возмещения не освобождается (преамбула, пункт 2 статьи 6 и подпункты «в» и «д» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО).

    Презумпция причинения вреда лицом, находящимся в состоянии алкогольного опъянения

    Если вред причинен лицом, находящимся в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), к страховщику, осуществившему страховую выплату, переходит требование потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленной потерпевшему выплаты (подпункт «б» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО). Презюмируется, что вред причинен лицом, находящимся в состоянии опьянения, если такое лицо отказалось от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

    Уважительные причины пропуска причинителем вреда 5-дневного срока для направления страховщику бланка извещения о ДТП

    В случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции, на водителей, причастных к дорожно-транспортному происшествию, возложена обязанность в течение пяти рабочих дней направить в адрес страховщиков, застраховавших их гражданскую ответственность, бланк извещения о дорожно-транспортном происшествии (пункт 2 статьи 11.1 Закона об ОСАГО).

    Признание судом причин пропуска причинителем вреда пятидневного срока для направления в адрес страховщика, застраховавшего его гражданскую ответственность, бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии уважительными (например, тяжелая болезнь или другие не зависящие от лица обстоятельства, в силу которых оно было лишено возможности исполнить свою обязанность) является основанием для отказа в удовлетворении требований страховщика, осуществившего страховое возмещение, о взыскании с причинителя вреда денежной суммы в размере осуществленного страхового возмещения на основании подпункта «ж» пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО.

    Статья 14. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

    Ст. 14 Закон об ОСАГО в последней действующей редакции от 1 мая 2019 года.

    Новые не вступившие в силу редакции статьи отсутствуют.

    Статья 14. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

    1. К страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения, если:

    2. Страховщик имеет право предъявить регрессное требование в размере осуществленного страхового возмещения к оператору технического осмотра, выдавшему диагностическую карту, содержащую сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, если страховой случай наступил вследствие неисправности транспортного средства и такая неисправность выявлена или могла быть выявлена в момент проведения технического осмотра этим оператором технического осмотра, но сведения о ней не были внесены в диагностическую карту.

    3. Страховщик вправе требовать от лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, возмещения расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая.

    4. Положения настоящей статьи распространяются на случаи возмещения вреда, причинённого имуществу потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия, страховщиком, застраховавшим его гражданскую ответственность, с учётом особенностей, установленных статьёй 14.1 настоящего Федерального закона.

    5. Регрессное требование о возмещении вреда, причинённого транспортному средству, не может быть предъявлено к пешеходу в случае причинения вреда его здоровью либо к его родственникам или наследникам в случае его смерти в результате дорожно-транспортного происшествия с участием этого транспортного средства.

    6. К профессиональному объединению страховщиков, осуществившему компенсационную выплату лицам, указанным в пункте 2.1 статьи 18 настоящего Федерального закона, переходит право требования потерпевшего к лицам, указанным в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, в размере осуществленной компенсационной выплаты.

    Ещё раз о регрессе по пункту «Ж» статьи 14 Закона Об ОСАГО

    В течении нескольких дней появились почти одинаковые посты о том, что людям прилетели регрессные иски от страховых. Причина — не предоставление виновником аварии в течении 5 рабочих дней своего экземпляра извещения по ДТП в свою страховую кампанию.

    Ещё раз разберём внимательно ситуацию. Есть закон ОСАГО, в нём есть статья 14 где расписаны ситуации при которых регресс возможен. До 1 мая в этой статье был пункт Ж, который предусматривал возможность регресса к виновникам ДТП если они не сдали свой экземпляр извещения (то есть страховая могла взыскать стоимость восстановительного ремонта (ущерба) автомобиля невиновного с виновника).

    Федеральным законом от 1 мая 2019 г. N 88-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» — ссылка — https://rg.ru/2019/05/08/zakonstrahovaniedok-dok.html этот пункт Ж исключён из статьи 14 Закона ОСАГО. Тут затупили наши спортсмены и бандиты, которые по ошибке называются депутатами — они НЕ конкретизировали на какие полисы ОСАГО распространяется данный пункт — на ВСЕ или только те, которые оформлены с 1 мая. Страховые эту тему просекли и сейчас напрягают регрессом людей, которые оформили полис осаго ДО 1 мая, а попали в ДТП ПОСЛЕ 1 мая — обосновывая это тем что мол отмена регресса касается только тех полисов, которые были оформлены после 1 мая.

    Что делать — спать спокойно, страховые слать в пеший сексуальный маршрут. Они не вправе трактовать Законы РФ «под себя». Написано в Законе — «подпункт «ж» признать утратившим силу»; — всё, это относится абсолютно ко всем полисам.

    Верховный суд обобщил судебную практику по делам об ОСАГО

    Верховный суд РФ опубликовал 48-страничный обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности автовладельцев. Документ утвержден президиумом суда 22 июня.

    ВС изучил вопросы, которые поступали из судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также обобщил отдельные материалы судебной практики, связанные с ОСАГО. В итоге ВС пришел к выводу, что суды в основном рассматривали дела по искам потерпевших в ДТП к страховщикам о взыскании страховой выплаты, об оспаривании размера выплаченной суммы, о взыскании санкции за несоблюдение срока направления мотивированного отказа в выплате, о взыскании неустойки за нарушение срока выплаты, о взыскании штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего.

    Кроме того, с июня 2016 года вступил в силу закон от 2 марта 2016 года № 47-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ». Им введен обязательный досудебный порядок урегулирования споров, возникающих из гражданских правоотношений, к которым относятся и споры о суброгации (переходе к страховщику, выплатившему возмещение, права требовать компенсацию с лица, ответственного за ущерб, причиненный страхователюприм. редакции). Для обеспечения единообразных подходов ВС выработал правовые позиции по 29 проблемным аспектам разрешения данных споров. В обзоре даются толкования по процессуальным вопросам, страховому договору, суброгации, страховой выплате и ответственности страховщика.

    Разбирая одно из дел, ВС отмечает, что при отсутствии хотя бы одного из условий для прямого возмещения убытков (например, отсутствии контактного взаимодействия между транспортными средствами) заявление о страховой выплате подается в страховую компанию, застраховавшую гражданскую ответственность причинителя вреда.

    Автовладелец обратился в суд с иском к страховщику о взыскании страхового возмещения, неустойки, штрафа и компенсации морального вреда. В обоснование своих требований истец указал, что в результате ДТП его автомобилю были причинены механические повреждения по вине водителя трактора, принадлежащего ООО «В». Последний, нарушив правила перевозки груза, залил горячим битумом крышу автомобиля истца, лобовое стекло, передний бампер, капот и переднею правую дверь.

    Читайте так же:  Служба по контракту сколько лет служить

    Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями ч. 1 ст. 927 ГК РФ, ст. 1, абзаца второго пункта 1 ст. 12, п. 1 ст. 14.1 Закона об ОСАГО и пришел к обоснованному выводу о том, что у страховой компании отсутствовали обязательные условия для удовлетворения требований истца о прямом возмещении убытков. Вред причинен в отсутствии контактного взаимодействия между автомобилем истца и трактором. При этом суд правильно указал, что при отсутствии хотя бы одного из условий для прямого возмещения убытков, предусмотренных пунктом 1 ст. 14.1 Закона об ОСАГО, заявление о страховой выплате подается в страховую компанию, застраховавшую гражданскую ответственность причинителя вреда. (По материалам судебной практики Оренбургского областного суда, Седьмого арбитражного апелляционного суда).

    С полным текстом обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств, можно ознакомиться здесь.

    Статья 14. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

    Внимание! Это архивная редакция статьи.

    Статья 14. Право регрессного требования страховщика к лицу, причинившему вред

    1. К страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере произведённой потерпевшему страховой выплаты, если:

    2. Страховщик имеет право предъявить регрессное требование в размере произведённой страховой выплаты к оператору технического осмотра, выдавшему диагностическую карту, содержащую сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, если страховой случай наступил вследствие неисправности транспортного средства и такая неисправность выявлена или могла быть выявлена в момент проведения технического осмотра этим оператором технического осмотра, но сведения о ней не были внесены в диагностическую карту.

    3. Страховщик вправе требовать от лиц, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, возмещения расходов, понесенных при рассмотрении страхового случая.

    4. Положения настоящей статьи распространяются на случаи возмещения вреда, причинённого имуществу потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия, страховщиком, застраховавшим его гражданскую ответственность, с учётом особенностей, установленных статьёй 14.1 настоящего Федерального закона.

    Статья 14 ФЗ об ОСАГО и статья 333 ГК РФ — единичное свидание или длительные отношения?

    Не имеющий опыта в разрешении страховых споров, я впервые столкнулся на практике с ОСАГО. И столкнулся именно с подпунктом «Ж» пункта 1 статьи 14 ФЗ об ОСАГО, который устанавливает, что к страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения в случае, если указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции не направило страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия.

    Как и мой клиент, я, возмущенный такого рода положением вещей, начал ломать голову над правовой природой этого требования. Несколько просмотренных судебных решений по вопросу не дали ответа на основной вывод, который я сделал для себя сам, что на деле — это законная неустойка. Может, я не единственный, кто так думает, но оторванность моя временная от цивилизации не дает ознакомиться с практикой лучше (как и моя неспособность находить информацию по практике судов общей юрисдикции). Что вы думаете о применимости статьи 333 ГК РФ к этому положению закона? Мы натыкаемся нак конструкцию регресса, но, как мне кажется, требование начисто лишено основания для рассматривания его как требования о компенсации убытков.

    Развил (не без помощи представителей по делам, по которым я нарыл практику) такой довод:

    «Требование истца о возмещении убытков носит относительный, а не абсолютный характер, требование не обосновано, не предоставлено доказательств нарушения прав и наличие причинно-следственной связи между действиями виновного в ДТП и причиненными страховой компании убытками.

    Правила страхования ОСАГО (Приложение к Положению Банка России от 19.09.2014 года № 431-П), а именно абз. 2 п. 3.5 Правил предусматривает, что при отсутствии разногласий в обстоятельствах ДТП, характере и перечне видимых повреждений ТС осуществляется совместное заполнение двумя водителями одного бланка извещения о ДТП. Учитывая, что оригинал данного извещения должен быть передан страховщику потерпевшего (императивное условие выплаты страхового возмещения), виновное в ДТП лицо предоставит только копию указанного извещения. То есть передача извещения о ДТП виновником в свою страховую компанию юридически носит уведомительный характер. Никаких обязательных действий со стороны страховщика в связи с указанной передачей извещения законом не предусмотрено. А урегулирование страхового случая по ПВУ осуществляется на основании соглашения о прямом возмещении убытков, сторонами которого являются страховые компании.

    После получения информации о страховом случае истец не предпринял каких-либо действий (предусмотренных правилами профессиональной деятельности и ФЗ «Об ОСАГО») в целях проверки обстоятельств ДТП и наличия в указанном событии страхового случая, вместе с тем, у СПАО «Ингосстрах» были все возможности для совершения указанных действий.

    На основании изложенного, считаю, что предоставление/не предоставление экземпляра извещения о ДТП мною не является существенным юридическим фактом, не влечет каких-либо негативных последствий для страховщика причинителя вреда (он должен получить необходимые сведения о ДТП от страховщика потерпевшего), следовательно, не может служить основанием для возложения на него регрессного требования по возмещению вреда.

    Суммы, выплаченные страховщиком причинителя вреда страховщику потерпевшего являются страховым возмещением, и осуществлены в рамках заключенного с Х договора страхования, и являются расходом страховой компании, связанным с основным видом ее деятельности, а не убытком.

    Таким образом, требования истца по своей правовой природе являются требованием неустойки, то есть, денежной суммы, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 330 Гражданского кодекса РФ).

    На основании п. 1 ст. 333 ГК РФ прошу суд уменьшить размер неустойки, поскольку она несоразмерна последствиям нарушения обязательства.»

    Был бы очень благодарен узнать ваше мнение по этому поводу.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    от 25 мая 2017 г. N 1058-О

    ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАН БОБЫЛЕВА

    ИГОРЯ АНАТОЛЬЕВИЧА И МАХИНОВА РОМАНА ВЛАДИМИРОВИЧА

    НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 11.1

    И ПОДПУНКТОМ «Ж» ПУНКТА 1 СТАТЬИ 14 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

    «ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ СТРАХОВАНИИ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

    ВЛАДЕЛЬЦЕВ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ»

    Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

    рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы граждан И.А. Бобылева и Р.В. Махинова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

    1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане И.А. Бобылев и Р.В. Махинов просят признать не соответствующими статьям 15 ( части 1 и 2 ), 19 ( части 1 и 2 ) и 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации следующие положения Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40 — ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств «:

    пункта 1 статьи 11 . 1 , согласно которому оформление документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции осуществляется в порядке, установленном Банком России, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а ) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам, указанным в подпункте «б» данного пункта ; б ) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с данным Федеральным законом ; в ) обстоятельства причинения вреда в связи с повреждением транспортных средств в результате дорожно-транспортного происшествия, характер и перечень видимых повреждений транспортных средств не вызывают разногласий участников дорожно-транспортного происшествия и зафиксированы в извещении о дорожно-транспортном происшествии, бланк которого заполнен водителями причастных к дорожно-транспортному происшествию транспортных средств в соответствии с правилами обязательного страхования;

    Читайте так же:  Нужен ли загранпаспорт грудному ребенку

    подпункта «ж» пункта 1 статьи 14 (в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 28 марта 2017 года N 49-ФЗ), согласно которому к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере произведенной потерпевшему страховой выплаты, если указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции не направило страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия.

    Как следует из представленных материалов, решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, были удовлетворены исковые требования страховой компании к И.А. Бобылеву о возмещении ущерба в порядке регресса. Суд исходил из того, что И.А. Бобылев является лицом, обязанным возместить вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия, и к страховой компании перешло право требования к нему в размере произведенной потерпевшему страховой выплаты, поскольку он не направил страховой компании экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия.

    По мнению заявителей, оспариваемые законоположения, предоставляя возможность оформления дорожно-транспортного происшествия без участия уполномоченных на то сотрудников полиции водителями причастных к нему транспортных средств, ни один из которых может не являться потерпевшим, вместе с тем предоставляют страховщику право регрессного требования к лицу, причинившему вред, в случае ненаправления им страховщику извещения о дорожно-транспортном происшествии, заполненного совместно с другим лицом — потерпевшим, что фактически влечет отсутствие страхования ответственности как такового.

    2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

    2.1. Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих решений, касающихся проверки конституционности отдельных положений Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», обязательное страхование риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств является одним из институтов, направленных на предотвращение нарушений в сфере дорожного движения, а также защиту прав третьих лиц при использовании транспортных средств их владельцами; установление обязательности страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств федеральным законом обусловлено конституционно закрепленным требованием особой защиты таких значимых для всего общества неотчуждаемых благ, как жизнь и здоровье человека, охрана его имущества ( статьи 2 , 20 , 41 и 45 Конституции Российской Федерации), а следовательно, имеет общезначимые (публичные) цели ( Постановление от 31 мая 2005 года N 6-П и Определение от 12 июля 2006 года N 377-О).

    Признав закрепление законом обязанности всех без исключения владельцев транспортных средств страховать риск своей гражданской ответственности соответствующим Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации в названных решениях указал, что введение института обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств направлено на повышение уровня защиты права потерпевших на возмещение вреда; потерпевший является наименее защищенным из всех участников правоотношения по обязательному страхованию, поэтому при определении направленности правового регулирования отношений, возникающих в процессе обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, надлежит — исходя из конституционного принципа равенства и тесно связанного с ним конституционного принципа справедливости — предусматривать специальные правовые гарантии защиты прав потерпевшего, которые должны быть адекватны правовой природе и целям страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, а также характеру соответствующих правоотношений.

    Одной из таких гарантий выступает установленный законодательством об обязательном страховании механизм оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции, являющийся более оперативным способом защиты прав потерпевших, который, исходя из требований статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, учитывает, вместе с тем, необходимость обеспечения баланса экономических интересов всех участвующих в страховом правоотношении лиц и предотвращения противоправных механизмов разрешения соответствующих споров.

    Так, по смыслу пункта 2 статьи 11.1 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» во взаимосвязи с пунктом 3 этой же статьи , необходимость направления водителями транспортных средств, причастных к дорожно-транспортному происшествию, бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии страховщикам, застраховавшим их гражданскую ответственность, в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия сопряжена с их обязанностью по требованию страховщиков, указанных в пункте 2 статьи данной статьи , представить указанные транспортные средства для проведения осмотра и (или) независимой технической экспертизы в течение пяти рабочих дней со дня получения такого требования, а также для обеспечения этих целей не приступать к их ремонту или утилизации до истечения 15 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня дорожно-транспортного происшествия.

    Таким образом, пункт 1 статьи 11.1 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», направленный на обеспечение баланса интересов как страхователя и потерпевшего, так и иных участников дорожного движения, равно как и подпункт «ж» пункта 1 статьи 14 данного Федерального закона (как в действующей, так и в ранее действовавшей редакции), призванный обеспечить баланс интересов страховщика и страхователя, — будучи элементом института страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств, основанного на принципе разделения ответственности, — в системе действующего правового регулирования не могут расцениваться как нарушающие какие-либо конституционные права И.А. Бобылева в его конкретном деле в указанном в жалобе аспекте.

    Установление же фактических обстоятельств, имеющих значение для разрешения конкретного дела, к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, предусмотренным статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится.

    2.2. Согласно части первой статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают лишь те граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Из жалобы не усматривается, что оспариваемыми нормами были нарушены конституционные права Р.В. Махинова, поскольку в рассматриваемом судом гражданском деле он участвовал лишь в качестве представителя И.А. Бобылева и его личные интересы производством по делу не затрагивались.

    Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 , частью первой статьи 79 , статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

    1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Бобылева Игоря Анатольевича и Махинова Романа Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

    2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

    Статья 14 ФЗ об ОСАГО и статья 333 ГК РФ — единичное свидание или длительные отношения?

    Не имеющий опыта в разрешении страховых споров, я впервые столкнулся на практике с ОСАГО. И столкнулся именно с подпунктом «Ж» пункта 1 статьи 14 ФЗ об ОСАГО, который устанавливает, что к страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения в случае, если указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции не направило страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия.

    Читайте так же:  Наказание за административный проступок

    Как и мой клиент, я, возмущенный такого рода положением вещей, начал ломать голову над правовой природой этого требования. Несколько просмотренных судебных решений по вопросу не дали ответа на основной вывод, который я сделал для себя сам, что на деле — это законная неустойка. Может, я не единственный, кто так думает, но оторванность моя временная от цивилизации не дает ознакомиться с практикой лучше (как и моя неспособность находить информацию по практике судов общей юрисдикции). Что вы думаете о применимости статьи 333 ГК РФ к этому положению закона? Мы натыкаемся нак конструкцию регресса, но, как мне кажется, требование начисто лишено основания для рассматривания его как требования о компенсации убытков.

    Развил (не без помощи представителей по делам, по которым я нарыл практику) такой довод:

    «Требование истца о возмещении убытков носит относительный, а не абсолютный характер, требование не обосновано, не предоставлено доказательств нарушения прав и наличие причинно-следственной связи между действиями виновного в ДТП и причиненными страховой компании убытками.

    Правила страхования ОСАГО (Приложение к Положению Банка России от 19.09.2014 года № 431-П), а именно абз. 2 п. 3.5 Правил предусматривает, что при отсутствии разногласий в обстоятельствах ДТП, характере и перечне видимых повреждений ТС осуществляется совместное заполнение двумя водителями одного бланка извещения о ДТП. Учитывая, что оригинал данного извещения должен быть передан страховщику потерпевшего (императивное условие выплаты страхового возмещения), виновное в ДТП лицо предоставит только копию указанного извещения. То есть передача извещения о ДТП виновником в свою страховую компанию юридически носит уведомительный характер. Никаких обязательных действий со стороны страховщика в связи с указанной передачей извещения законом не предусмотрено. А урегулирование страхового случая по ПВУ осуществляется на основании соглашения о прямом возмещении убытков, сторонами которого являются страховые компании.

    После получения информации о страховом случае истец не предпринял каких-либо действий (предусмотренных правилами профессиональной деятельности и ФЗ «Об ОСАГО») в целях проверки обстоятельств ДТП и наличия в указанном событии страхового случая, вместе с тем, у СПАО «Ингосстрах» были все возможности для совершения указанных действий.

    На основании изложенного, считаю, что предоставление/не предоставление экземпляра извещения о ДТП мною не является существенным юридическим фактом, не влечет каких-либо негативных последствий для страховщика причинителя вреда (он должен получить необходимые сведения о ДТП от страховщика потерпевшего), следовательно, не может служить основанием для возложения на него регрессного требования по возмещению вреда.

    Суммы, выплаченные страховщиком причинителя вреда страховщику потерпевшего являются страховым возмещением, и осуществлены в рамках заключенного с Х договора страхования, и являются расходом страховой компании, связанным с основным видом ее деятельности, а не убытком.

    Таким образом, требования истца по своей правовой природе являются требованием неустойки, то есть, денежной суммы, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 330 Гражданского кодекса РФ).

    На основании п. 1 ст. 333 ГК РФ прошу суд уменьшить размер неустойки, поскольку она несоразмерна последствиям нарушения обязательства.»

    Был бы очень благодарен узнать ваше мнение по этому поводу.

    Дело № не определено

    президиума Московского областного суда

    Московской области «24» декабря 2014 г.

    Президиум Московского областного суда в составе:

    Председательствующего Виноградова В.Г.,

    членов президиума Бокова К.И., Соловьева С.В., Николаевой О.В., Овчинниковой Л.А., Мязина А.М.,

    при секретаре Кулымовой А.В.,

    [1]

    рассмотрев по кассационной жалобе представителя Аукстентьевой Л.В. – Спицына Д.П., поступившей 20 октября 2014 года, на решение мирового судьи судебного участка № 148 Ногинского судебного района Московской области от 17 января 2014 года и апелляционное определение Ногинского городского суда Московской области от 03 июня 2014 года, гражданское дело по иску ЗАО «МАКС» к Аукстентьевой Л.В. о возмещении вреда в порядке регресса,

    заслушав доклад судьи Московского областного суда Николаевой О.В., объяснения представителя ответчика – Харченко В.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы,

    ЗАО «МАКС» обратилось в суд с иском к Аукстентьевой Л.В. о возмещении вреда в порядке регресса, просило взыскать с ответчика материальный вред в размере … и судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме …

    В обоснование заявленных требований указало, что 02 июня 2011 года в г. Пушкино на 1 км. Ивантеевского шоссе по вине Аукстентьевой Л.В., управлявшей транспортным средством марки «Киа Серато», произошло дорожно-транспортное происшествие. В результате данного ДТП транспортному средству марки «Форд Мондео» под управлением Бесланеева А.В. были причинены механические повреждения. Согласно административному материалу ДТП произошло в результате нарушения Аукстентьевой Л.В. п. 9.10 ПДД РФ и ч. I ст. 12.15 КоАП РФ. На момент ДТП гражданская ответственность Аукстентьевой Л.В. была застрахована ЗАО «МАКС». В соответствии с экспертным заключением ЗАО «МАКС» выплатило страховое возмещение Бесланееву А.В. в размере …. Также в результате данного ДТП были причиненным механические повреждения транспортному средству марки «Сузуки Гранд-Витара» под управлением Кривенко А.Н. Указанное транспортное средство застраховано ОСАО «Ингосстрах» по полису добровольного страхования средств наземного транспорта. Исполняя обязательства по договору КАСКО ОСАО «Ингосстрах» выплатило страховое возмещение своему страхователю, после чего обратилось в ЗАО «МАКС» с требованием о возмещении вреда в порядке суброгации. На основании калькуляции ООО «МЭТР» ЗАО «МАКС» выплатило ОСАО «Ингосстрах» страховое возмещение в размере ….

    Решением мирового судьи 148 судебного участка Ногинского судебного района Московской области от 17 января 2014 года, оставленным без изменения апелляционным определением Ногинского городского суда Московской области от 03 июня 2014 года, иск ЗАО «МАКС» удовлетворен. Судом взыскано с Аукстентьевой Л.В. в пользу ЗАО «МАКС» возмещение вреда в порядке регресса в размере ….

    В кассационной жалобе представитель Аукстентьевой Л.В. – Спицын Д.П. просит об отмене указанных судебных постановлений, ссылаясь на существенное нарушение норм материального и процессуального права.

    По запросу судьи Московского областного суда от 20 ноября 2014 года дело истребовано в Московский областной суд и определением судьи от 8 декабря 2014 года дело вместе с кассационной жалобой передано для рассмотрения по существу в президиум Московского областного суда.

    Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум находит их подлежащими удовлетворению.

    В соответствии со ст.387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

    Такие нарушения были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

    Как установлено судом и следует из материалов дела, 02 июня 2011 года в г. Пушкино на 1 км Ивантеевского шоссе при участии Аукстентьевой Л.B., управлявшей транспортным средством марки «Киа Серато», произошло дорожно-транспортное происшествие.

    Согласно административному материалу, виновным в совершении ДТП была признана Аукстентьева Л.В., нарушившая п. 9.10 ПДД РФ и привлеченная к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ. На момент ДТП гражданская ответственность Аукстентьевой Л.В. была застрахована ЗАО «МАКС».

    В результате указанного ДТП транспортному средству марки «Форд Мондео» под управлением Бесланеева А.В. были причинены механические повреждения. В соответствии с экспертным заключением № 43113 от 27 июня 2011 года ЗАО «МАКС» выплатило Бесланееву А.В. страховое возмещение в размере ….

    [3]

    Кроме того, в результате указанного ДТП были причинены механические повреждения транспортному средству марки «Сузуки Гранд Витара» под управлением Кривенко А.Н. Данное транспортное средство было застраховано ОСАО «Ингосстрах» по полису добровольного страхования средств наземного транспорта № …. Исполняя обязательства по договору страхования имущества ОСАО «Ингосстрах» выплатило Кривенко А.Н. страховое возмещение, после чего обратилось в ЗАО «МАКС» с требованием о возмещении вреда в порядке суброгации. На основании калькуляции ООО «МЭТР» ЗАО «МАКС» выплатило ОСАО «Ингосстрах» страховое возмещение в размере ….

    Читайте так же:  Компенсация за ранее отработанное время

    После произведения указанных расчётов ЗАО «МАКС» предъявило требование к своему страхователю Аукстентьевой Л.В. о взыскании возмещения в порядке регресса.

    Разрешая спор, суд первой инстанции, ссылаясь на ст. 14 ФЗ от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», удовлетворил иск ЗАО «МАКС» и взыскал с Аукстентьевой Л.В. в пользу ЗАО «МАКС» возмещение вреда в порядке регресса в размере ….

    Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, указав, что на момент ДТП гражданская ответственность Аукстентьевой Л.В., как водителя транспортного средства, не была застрахована ЗАО «МАКС». Договором страхования между страхователем Аукстентьевой Л.В. и страховщиком ЗАС «МАКС» было предусмотрено, что допуск и право на управление транспортным средством имеется только у ограниченного числа лиц: Коновалова Анатолия Ивановича и Жбановой Людмилы Викторовны. Аукстентьева Людмила Викторовна не была включена в список лиц, допущенных к управлению транспортным средством, своевременно свою обязанность по внесению изменений в полис ОСАГО и замене водительского удостоверения в связи с изменением фамилии не исполнила.

    С выводами судов первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

    В соответствии со ст. 14 ФЗ от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере произведенной потерпевшему страховой выплаты, если:

    а) вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего;

    б) вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного);

    в) указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред;

    г) указанное лицо скрылось с места дорожно-транспортного происшествия;

    д) указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями);

    е) страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования);

    ж) указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции не направило страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия;

    з) до истечения 15 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня дорожно-транспортного происшествия указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции приступило к ремонту или утилизации транспортного средства, при использовании которого им был причинен вред, и (или) не представило по требованию страховщика данное транспортное средство для проведения осмотра и (или) независимой технической экспертизы;

    и) на момент наступления страхового случая истек срок действия диагностической карты, содержащей сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств, легкового такси, автобуса или грузового автомобиля, предназначенного и оборудованного для перевозок пассажиров, с числом мест для сидения более чем восемь (кроме места для водителя), специализированного транспортного средства, предназначенного и оборудованного для перевозок опасных грузов.

    Судом установлено, что 23 июня 2007 года Аукстентьева Л.В. вступила в брак со Жбановым А.М. После заключения брака Аукстентьевой Л.В. присвоена фамилия – Жбанова Л.В. (л.д.77).

    26 июня 2010 года Жбанова Л.В. расторгла брак со Жбановым А.М. и сменила фамилию на Аукстентьеву Л.В. (л.д.78).

    09 сентября 2010 года между Аукстентьевой Л.В. и ЗАО «МАКС» был заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности. Водительское удостоверение, предъявленное при заключении договора, было выдано на имя Жбановой Л.В.

    Исходя из содержания п.1 пп. д) ст. 14 ФЗ от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» к страховщику переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере произведенной потерпевшему страховой выплаты, в том случае, если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями).

    Заявитель кассационной жалобы ссылается на то, что фамилия ответчика была указана Жбанова в связи с тем, что она состояла в браке со Жбановым А.М., после расторжения брака она сменила фамилию на Аукстентьеву. Однако водительское удостоверение было предъявлено при заключении договора обязательного страхования на фамилию Жбанова. В результате этого в полисе страхования гражданской ответственности в качестве страхователя и собственника указана Аукстентьева Людмила Викторовна, а лицом, допущенным к управлению транспортного средства – Жбанова Людмила Викторовна. В подтверждение данного факта ответчиком суду были представлены соответствующие документы.

    В соответствии с п. 2 ст. 19 ГК РФ гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом. Перемена гражданином имени не является основанием для прекращения или изменения его прав и обязанностей, приобретенных под прежним именем.

    Однако ЗАО «МАКС» предъявило регрессное требование к Аукстентьевой Людмиле Викторовне на основании п.1 пп. д) ст. 14 ФЗ от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», не приняв во внимание, что страхователь Аукстентьева Л.В. и допущенная к управлению Жбанова Л.B. – это одно и то же лицо. Тот факт, что Аукстентьева Людмила Викторовна не изменила фамилию в водительском удостоверении после расторжения брака, не может являться основанием для предъявления к ней требования страховщика в порядке регресса.

    Допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем принятые судебные постановления в силу ст.387 ГПК РФ нельзя признать законными.

    Руководствуясь ст.390 ГПК РФ, президиум

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Апелляционное определение Ногинского городского суда Московской области от 03 июня 2014 года отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд.

    Источники


    1. Ивин, А.А. Логика для юристов; М.: Гардарики, 2011. — 288 c.

    2. Файфер, Боб Удвойте ваши прибыли; М.: Юнити, 2011. — 143 c.

    3. Толчеев Н. К. Справочник судьи и адвоката по гражданским делам; ТК Велби, Проспект — М., 2014. — 262 c.
    4. Милантьев, В.П. История и методология физики / В.П. Милантьев. — М.: Российский университет дружбы народов (РУДН), 2016. — 578 c.
    5. Гессен И. В. История русской адвокатуры (подарочное издание); Арт Презент — М., 2013. — 536 c.
    Ст 14 закона об осаго судебная практика
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here